Задать вопрос
Портал помощи студентам №1

Учебные работы на заказ без посредников
и переплат!

,
ул. Добролюбова, 16/2
support@professsor.ru
Служба техподдержки
Заказ 592
Диплом: Преступления экстремистской направленности: понятие и признаки
Цена: 5 814
Дата создания: 2018 год
11 марта 2018
129 стр.
78 %
СПбЮИ 6 курс
Описание работы

Объект исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с преступлениями экстремистской направленности. Предмет исследования. Предмет диссертационного исследования образуют состояние экстремистской преступности в России, нормы российского законодательства в сфере противодействия экстремизму, практика судов Российской Федерации по делам о преступлениях экстремистской направленности, меры противодействия экстремизму.





Содержание
Проблемы противодействия экстремизму в любых видах и формах его проявления является актуальной задачей современной политики, поскольку в настоящее время экстремизм стал одной из основных внутренних угроз безопасности Российской Федерации . Тем не менее, на данный момент не существует единого понятия экстремизма. Определение, данное в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" определением не является потому, что по сути своей там дано лишь перечисление деяний, которые считаются экстремистской деятельностью, а общие отличительные признаки экстремизма не выделяются .
Для того чтобы дать определение экстремизма, необходимо, во-первых, обратиться к латинскому языку. В переводе с последнего, «extremus» означает «крайний». Отталкиваясь от перевода, С.И. Ожегов в своем словаре дает следующее понятие экстремизма – это приверженность к крайним взглядам и мерам, обычно в политике . Ю.М. Антонян немного расширяет это понятие, сформулировав его как приверженность к крайним взглядам и радикальным мерам, а также реализация этих мер. Он проявляется в отрицании существующих политических и правовых норм, ценностей, процедур, основополагающих принципов организации политических систем, стремлении к подрыву политической стабильности, низвержению существующей власти и действующих порядков .
А.И. Долгова во вступительной статье к сборнику «Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы» делает вывод о том, что толкование экстремизма через «крайность» недостаточно, поскольку не разрешен вопрос о том, что это за «крайность» и в чем она заключается, поэтому данные понятия не совсем применимы в правовой сфере . Действительно, в России большинство диссертаций по экстремизму на рубеже ХХ-ХХI веков защищались в рамках соискания ученой степени философских, исторических, социологических и политологических наук, правовой аспект экстремизма затрагивался очень мало, потому и столь мало внимания было уделено правовой стороне понятия «экстремизм». Более того, соответствующих составов преступления нет ни в одной стране мира: «состав преступления с таким названием в зарубежных уголовных кодексах отсутствует» .
Для того, чтобы сформулировать понятие экстремизма, также полезно обратиться к международным актам, где такое понятие уже дано. Так, в ст. 1 Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001 г. дано следующее определение: «экстремизм» – какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон. Как видно, данное определение не содержит такого недостатка как толкование через «крайность» . В понимании же Организации Объединенных Наций, Совета Безопасности ООН, выраженном в резолюциях и докладах данных организаций, экстремизм толкуется как нетерпимость с соответствующей мотивацией, включая террористическую; отрицание ценности и достоинства других людей, изображения их «нелюдьми» . При этом оба подхода нашли отклик в Российском законодательстве. Так, первый подход нашел свое отражение в контексте ст.1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» - через отражение деяний, признаваемых экстремистскими . Второй же подход нашел отклик в примечании 2 к ст. 2821 УК РФ говорится о том, что под преступлениями экстремистской направленности в настоящем кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам, в том числе, расовой, национальной ненависти или вражды. На лицо расхождение в толковании экстремизма между Уголовным кодексом РФ и ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», которое заключается в том, что формулировки деяний, признаваемых экстремистскими Федеральным законом, не совпадают в точности с формулировками статей Уголовного кодекса. Таким образом, можно сделать вывод, что вся экстремистская преступность состоит не только из преступлений экстремистской направленности, перечисленных в примечании 2 к ст. 2821 УК РФ, но и из других деяний, перечисленных в ст.1 Федерального закона. Это выражается в том, что в официальной уголовной статистике как экстремистские учитываются не только те преступления, что перечислены в примечании 2 к ст. 2822 УК РФ. Тем не менее, отечественный законодатель допускает определенные расхождения с данным определением экстремизма. Так, в Конвенции делается уклон на насильственный характер экстремизма, однако в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» к ней относится пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций, то есть действие, не несущее насильственной подоплеки .
Несмотря на это, в юридической литературе понятия экстремизма у разных авторов разнятся. Так, по мнению А.Г. Хлебушкина, экстремизмом следует признавать противоправную деятельность, осуществление которой причиняет или может причинить существенный вред основам конституционного строя или конституционным основам межличностных отношений . Однако, по мнению автора, данное понятие носит расширительный характер, поскольку под это понятие будут подпадать преступления, посягающие на основы конституционного строя России, но имеющие к экстремизму весьма посредственное отношение. Аналогичную точку зрения высказывают С.В. Борисов и А.В. Жеребченко, указывая, что в данном случае под экстремистскую деятельность будут подпадать такие преступления, как, например, шпионаж и диверсия .
О.Н Коршунова в своей работе «Преступления экстремистского характера» также затрагивает данную проблему. Так, в ней справедливо отмечается проблема соотношения используемых понятий «экстремизм», «экстремистская деятельность» и «преступления экстремистской направленности» - законодатель использует эти понятия как синонимы. Однако, даже по своему смыслу эти понятия не могут быть тождественны. Как отмечает автор, экстремизм проявляется как в действиях, так и в мыслях и суждениях, а для того, чтобы соотнести последние с экстремистской деятельностью и экстремистскими преступлениями, они должны проявиться внешне в таких действиях, которые будут образовывать соответствующий состав преступления, предусмотренный УК РФ. В качестве примера можно привести публичное выражение данных мыслей призывы к унижению человеческого достоинства по каким-либо признакам. Соотношение же понятий «экстремистская деятельность» и «преступления экстремистской направленности» можно решить следующим образом – как только экстремистская деятельность образует состав преступления, она становится преступлением экстремистской направленности.
В связи с вышесказанным, на основе анализа законодательства и юридической литературы, необходимо вывести признаки экстремизма, чтобы сформулировать его понятие, отражающее, в том числе, правовую природу данного явления. Во-первых, экстремизм выражается в действиях, поскольку считать экстремизмом простую приверженность к радикальным, реакционным идеям с точки зрения права нельзя. Как уже говорилось выше, чтобы такие мысли признать экстремизмом с точки зрения права необходимо их внешнее выражение в такой форме, которая может быть квалифицирована как преступление, например, публичное высказывание данных мыслей, направленное на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии .
Вторым признаком экстремизма, по мнению А.Г. Хлебушкина и В.В. Бычкова, является совершение этих действий по определенным мотивам и с определенными целями. Именно поэтому преступлениями экстремистской направленности, согласно УК РФ, являются только преступления, совершаемые по мотивам национальной, расовой, религиозной, социальной, классовой, политической вражды или ненависти, а их целями могут быть возбуждение вражды или ненависти, обострение социальной напряженности. Также к целям совершения преступлений экстремистской направленности можно отнести цели преступлений террористической направленности – воздействие на принятие решений органами государственной власти или международных организаций, устрашение населения и т.д .
К третьему признаку экстремистской деятельности В. В. Бычков справедливо относит противоправность данных действий, выражающуюся в их запрещении законом, как Уголовным кодексом РФ, так и Кодексом об административных правонарушениях.
Определенные вопросы вызывает то, кого можно считать субъектом экстремистской деятельности. В.В. Бычков справедливо относит к ним как физических, так и юридических лиц. Действительно, к юридическим лицам, осуществляющим экстремистскую деятельность можно отнести некоторые политические, религиозные объединения, средства массовой информации, книжные издательства и т.д. . Вместе с тем, как справедливо отмечают О.Н. Коршунова и Ю.М. Антонян , к крайней форме экстремизма относится геноцид. Таким образом, встает вопрос, может ли государство либо его отдельные институты быть субъектом экстремистской деятельности? Действительно, если государство осуществляет политику геноцида в отношении, например, этнического меньшинства или определенной группы людей по расовому признаку, как это происходило в нацистской Германии. История знает немало случаев, когда не отдельные группы населения, а целое государство, обладающее монополией на легальное насилие, часто применяло это насилие в том числе в отношении своих же граждан. Поэтому, по мнению автора, государство может быть субъектом экстремизма, однако субъектом преступления экстремистской направленности оно уже быть не может, поскольку уголовной ответственности в данном случае будут подлежать определенные физические лица.
По мнению А.-Н.З. Дибирова к признакам экстремизма также следует отнести общественную опасность как прямую или косвенную угрозу безопасности государства, общества и (или) личности. Если же такой угрозы в действиях не содержится, то отнесение действий к экстремистским носит лишь формальный характер .
По мнению автора, спорным является признак насилия присущий некоторым определениям экстремизма. Действительно, если отталкиваться от позиции отечественного законодателя, то экстремистскими признаются не только насильственные действия, например, уголовно наказуемо финансирование экстремистской деятельности. Поэтому говорить о насильственном характере экстремизма с точки зрения отечественного права не вполне уместно. Однако, данную позицию стоит подвергнуть критике. Как представляется автору, наиболее разумным выходом из сложившейся ситуации является приведение понятия экстремистской деятельности, данного в ФЗ-114, в соответствие с соответствующим определением, закрепленным в Шанхайской конвенции о противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму.
Не менее важной проблемой является соотношение экстремизма и свободы слова. Согласно ст.29 Конституции РФ «Каждому гарантируются свобода слова и мысли. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». При этом, эта же статья говорит, что «не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства». Таким образом, в реальности существует грань между правом гражданина выражать своё мнение и правом граждан защиту охраняемых законом прав и интересов, обеспечением безопасности общества и государства . Как видится автору, в данном случае справедливо положение, предложенное еще в 1789 году Национальным учредительным собранием Франции в статье 4 Декларация прав человека и гражданина – «Свобода состоит в возможности делать все, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом» . Это же положение, в несколько дополненном виде воспринято Конституцией РФ в статьях 17 и 55 – «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» и «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Также, подобные «крамольные» взгляды могут носить теоретические характер и быть распространенными в научной среде. Соответственно, признание таких идей запрещенными может вызвать застой в науке.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации в п. 47 выделяет следующие формы (виды) экстремизма: терроризм, религиозный радикализм, национализм, сепаратизм. Помимо названных, в юридической литературе также выделяют политический экстремизм как экстремистскую деятельность общественных объединений, организаций, должностных лиц и граждан, направленную на насильственное изменение конституционного строя и нарушение целостности РФ, религиозный экстремизм как религиозный фанатизм, реализацию религиозной доктрины, признаваемой единственно верной и пропагандирующей насилие по отношению к другим конфессиям .
Также упоминаются национальный экстремизм, экономический экстремизм, молодежный экстремизм, идеологический экстремизм и т.д.
С понятием экстремизма тесно связаны преступления экстремистской направленности. В УК РФ не приводится исчерпывающего перечня данных преступлений, поэтому представляется необходимым составить подобный перечень. Для начала стоит обратиться к Приказу Генерального прокурора РФ от 19.11.2009 № 362 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности» , в частности к п. 2.1 данного Приказа. В нем приведен следующий перечень преступлений, о совершении которых необходимо незамедлительно сообщать в управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму специальным донесением: ст. 136, 141, 148, 149, 212, 239, 277, 278, 280, 282-2822, 357 УК РФ, а также ст. 105, 111, 112, 115-117, 119, 150, 213, 214, 244 УК РФ, если они совершены по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Также, стоит обратиться к Приказу Генерального прокурора РФ от 22.10.2009 № 339 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии терроризму» , поскольку ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» относит терроризм к экстремистской деятельности. В данном приказе отмечаются следующие преступления: ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ. С учетом последних изменений в УК РФ, стоит добавить ст. 2053 – 2055.
Одним из главных вопросов, связанных с понятием экстремистской деятельности является проблема расширительного толкования экстремизма. Она заключается в том, что в число экстремистских необоснованно включен ряд преступлений. Например, включение в список экстремистских "воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти, избирательных комиссий, а также законной деятельности должностных лиц указанных органов, соединенные с насилием или угрозой его применения" позволяет квалифицировать любое публичное выступление, митинг, шествие, демонстрацию с целью критики действующей власти как преступление экстремистской направленности лишь потому, что их участники чего-то требуют, иначе говоря, выступают с позиции силы, в чем легко усмотреть угрозу. Не менее необоснованным является включение понятия социальной группы в квалифицирующие признаки отдельных статей Особенной части УК РФ. Эта проблема заключается в том, что под социальной группой можно понимать абсолютно любую группу населения, выделяемую по какому-либо признаку. Исходя из этого, можно признать экстремистским, например, применение насилия в отношении представителя государственной власти. Внесенные в ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» подобные положения направлены против публичных акций, выступлений и уличных протестов, осуществляемых представителями оппозиции, поскольку правоприменителю остается лишь усмотреть насилие либо его угрозу для возбуждения уголовного дела. В результате действительные экстремистские действия, мотивированные именно экстремистской идеологией, легко отождествить с радикальными действиями, не имеющими отношения к экстремизму.
Не менее интересным представляется случай, произошедший в г. Пермь в 2012 году. Д. совершал телефонные звонки в районные суды Пермского края и, представляясь кем-либо из судей краевого суда, просил судей принять то или иное решение по определенным делам, на что районные судьи отвечали согласием и принимали данные решения. Записи этих разговоров Д. выкладывал в сети «Интернет». Вскоре данные действия были раскрыты, Д. признали виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, а записи телефонных разговоров и веб-сайт, на котором они размещались были признаны экстремистским материалом. Таким образом, критика судей и, фактически, опубликование доказательств их коррумпированности были признаны экстремистской деятельностью. .
Таким образом, для устранения существующих противоречий между ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», УК РФ и Конституцией РФ необходимо принять единое понятие экстремизма, отражающее правовую суть данного явления, содержащее его признаки, а не только перечисление действий, подпадающих под понятие «экстремистской деятельности». Это осложняется тем, что экстремизм – явление многостороннее и в разных сферах жизни общества оно проявляется по-разному, а преступления экстремистской направленности носят весьма разносторонний характер, что, к тому же, определенный отпечаток накладывает расширительное толкование экстремизма. Вместе с тем, некоторые составы преступлений законодателем не относятся к экстремистским, хотя ряд авторов относит их к таковым, например, геноцид как крайняя форма проявления экстремизма.

1.2 Причины и факторы совершения преступлений экстремистской направленности

Как уже указывалось ранее, экстремизм является сложным, многоаспектным явлением, уходящим своими корнями в политику, историю, социологию. В этом параграфе он будет рассмотрен в большей степени с позиций политологии и криминологии.
С точки зрения И.Н. Лопушанского экстремизм - это крайнее радикальное течение, идеологические цели которого связаны с разрушением существующего строя, оно имеет социальные, этнические, культурные, религиозные корни. Для экстремизма характерна абсолютизация какого-либо фактора или способа достижения цели; конфликт потребностей, интересов и ценностей развивается с применением насилия; действия экстремистов противоправны и могут осуществляться как индивидуально, небольшой группой, так и целой частью общества .
Р.М. Абызов определяет экстремизм как приверженность к крайним взглядам и мерам, склонность к решению возникших проблем социального, политического, правового, национального характера не принятыми в обществе способами, средствами и методами, зачастую насильственного характера .
Разница этих двух подходов заключается во взгляде на суть экстремизма. Первый подход основывается на его родстве с радикализмом и фундаментализмом , второй – на том, что экстремизм является самостоятельным способом разрешения социальных противоречий, квинтэссенцией крайних форм политической борьбы . Как представляется автору, «истина находится посередине», а именно экстремизм хоть и является самостоятельным способом разрешения противоречий, однако находится в тесной связи с радикализмом и, в отдельных случаях, с религиозным фундаментализмом. Вообще, по сути своей, кардинальное различие экстремизма и радикализма заключается в том, что радикализм рассматривается как политическое течение, сторонники которого подвергают критике существующую социально-политическую систему и настаивают на необходимости коренных преобразований и реформ. В свою очередь, радикализм может проявляться в двух формах – конструктивной и деструктивной. Конструктивный радикализм предполагает необходимость изменений в чем-либо через улучшение существующего положения дел. В отличие от него, деструктивный радикализм предполагает построение нового на обломках старого, либо же на сохранение изживших себя социальных отношений с помощью разрушительных, агрессивных действий против тех сил и социальных явлений, которые выражают действительно революционное преобразовательное начало. С точки зрения автора, экстремизм относится как раз-таки к деструктивному радикализму и проявляется в двух формах, в зависимости от идеологии на которой основывается – на преобразовательный и фундаменталистский. Преобразовательный экстремизм основывается на разрушении существующего уклада и построении вместо него нового, а фундаменталистский, его противоположность, наоборот, на отрицании необходимости преобразований, неизменности традиционных политических целей и доктрин. Поскольку эти цели и доктрины связаны в какой-то степени с традиционными социальными устоями, постольку политический фундаментализм соединяется с социально-политическим традиционализмом .
Как представляется автору, различные виды экстремизма вызываются различными причинами. Так, основной причиной политического экстремизма является невозможность политической системы удовлетворить интересы абсолютно всех групп интересов. Формируется оппозиция, в том числе не имеющая возможности представлять свои интересы в законодательных органах. Что интересно, даже либеральным деятелям свойственен экстремизм. Ярким примером этого являются события, последовавшие за Великой Французской Революцией 1789 года. Как пишет И.М. Клейменов, пришедшие к власти в ее ходе люди развернули настоящую кампанию против церкви и клерикализма. Известное стихотворение А.С. Пушкина «Мы добрых граждан позабавим…» написано под влиянием одного из идеологов французской революции – Дени Дидро, который говорил: «Человек не будет свободен до тех пор, пока последний король не будет повешен на кишках последнего священника» .
Подобная политика проводилась и в (совершенно не либеральном) Советском Союзе. Таким образом, государство вело борьбу «за умы и сердца», радикальными мерами устраняя своих конкурентов и всех тех, кто мог представлять для них угрозу.
Так почему же в современной России, светском государстве, экстремизм является такой острой проблемой? Для разрешения этого вопроса необходимо обратиться к вопросу, в чем заключаются его причины и факторы.
Сегодня в Российской Федерации отмечается рост ксенофобии. Значительную роль в ее распространении играют молодежные неонацистские группировки. Однако ксенофобские настроения распространяются не только среди узких кругов неонацистов. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть раздел объявлений в газетах, сайтах объявлений и т.д. Сейчас сложно не найти объявление, не несущее в себе какой-либо дискриминации. Объявления о найме жилья пестрят сносками о том, что жилье будут снимать русские, объявления о производстве ремонтных работ – о национальности исполнителей. Подобных примеров великое множество.
Корни ксенофобии кроются в биологической сущности человека. С точки зрения биологии, человек – животное всеядное, следовательно, ему не чужды черты хищника, а именно – агрессивность, выливающаяся в насилие. На всем протяжении своей истории, еще задолго до становления первых государств, человек совершал насильственные действия. С появлением государств люди стали ходить в военные походы против своих соседей. Если углубиться в историю, то по мнению некоторых ученых Земля видела всего несколько сотен лет «невоенного» времени. Со временем насилие стало пронизывать все сферы жизни общества, в том числе культуру и экономику. Человек отдалился от «животного» насилия, ведь в животном мире насилие направлено, в первую очередь, на добычу пропитания. Вражды в таком насилии нет. Человек же осуществляет его в других целях .
Как этнокультурная проблема, экстремизм является отрицанием возможности многообразия культур, отрицание права «других» быть «не такими как мы». Во многом причиной подобной ненависти у людей является социальное положение. Казалось бы, это пережиток прошлого, ведь времена, когда положение человека в обществе определяло его происхождение, давно прошли. Конституции многих государств провозглашают возможность участия граждан в осуществлении власти вне зависимости от их происхождения, расы или пола. Однако на деле это не так. Социально-экономическое неравенство до сих пор имеет место, что закономерно порождает ненависть в сердцах тех, кто не может в полной мере реализовать свои возможности. Это утверждение раскрывает корни преступности в целом, а не только преступности экстремистской. Таким образом, можно сказать, что насилие выступает своеобразным способом самоудовлетворения. Аналогичной точки зрения придерживается Я.И. Гилинский, приводя в пользу этой точки зрения исследование, проведенное А.Б. Сахаровым на основе изучения состояния преступности двух советских городов с одинаковыми «средними» социальными показателями, но с большой разницей максимальных и минимальных показателей. В городе с большим «контрастом» показателей преступность была выше. Таким образом, целый клубок социальных, экономических и политических проблем вызывают раскол общества на богатых и бедных, имеющих и не имеющих власть, что и составляет первую причину экстремизма, как, в прочем, и преступности в целом . С этим соглашается В.В. Лунеев, указывая, что рост радикальных устремлений в связи с растущими противоречиями и конфликтами и уменьшение надежд на их разрешение напрямую влияют на рост экстремистских настроений .
Экстремизм особенно опасен для процессов этнического взаимодействия, межкультурных контактов, отношений между этносами и расами, социальными стратами и религиозными общинами, в отношениях «правоверных» и «неверных». Он не оставляет места для толерантности, первичной становится оппозиция между «своими» и «чужими» по принципу: «кто не такой, как мы (не с нами), тот против нас». Потому проблема противодействия экстремизму — это проблема формирования толерантного общества, которое готово эффективно противодействовать любым формам вражды и которое способно создать условия для гармоничного сосуществования культур, религий, идеологий. Поэтому в качестве позитивной альтернативы экстремизму в литературе чаще всего называется толерантность. Многими учеными она определяется как синоним свободы слова, совести, политических прав и свобод. В этом свете также интересна точка зрения Л. Тихомирова, который определяет толерантность через парадигму христианства – «поступай с другим так, как ты хочешь, чтобы другие поступали с тобой» .
В России имеется достаточно большое количество мусульман, не только суннитов, но и ваххабитов, чьи богословы толкуют Коран таким образом, что некоторые его положения содержат призывы к вражде с «неверными». И это религиозное течение накладывается на ту самую социальную неудовлетворенность молодежи. В рамках этой же проблемы отмечают распространение религиозной экстремистской литературы среди молодежи мусульманских регионов России. Эта проблема приняла такие масштабы, что ваххабитские проповеди находят отклик в среде немусульман. Так, активным участником ваххабитского террористического подполья стал А.А. Тихомиров, более известный как Саид Бурятский, перешедший в ислам из христианства. Эта проблема связана с проникновением в традиционно суннитскую мусульманскую общину России ваххабитской литературы, богословов-ваххабитов, отталкивающихся от собственного толкования Корана.
Одной из основных причин разнообразных протестных практик, в том числе, экстремистского характера, является недовольство своим социальным положением. Целью экстремистских действий является стремление восстановить справедливость, равенство в правах и т.п. Вкупе со снижением уровня жизни основной массы населения, безработицей, дискредитацией государственной власти из-за ее неспособности решать социально-экономические проблемы, вседозволенностью «власть имущих» и богатых, политизацией религии в ее борьбе за власть и экономические привилегии, заключающихся, например, в освобождении от уплаты налогов это приводит к религиозному экстремизму .
Также, проявляется вторая причина - политическая. Она заключается в том, что в условиях современного информационного общества любая идеология стремится доказать свое право на мировое господство, на превосходство над другими. Вместе с тем, в связи с провозглашением светского государства в ситуации секуляризации, атеизма религиозные фундаменталисты считают себя избранным народом, постигшим истину и призванным добиться победы Бога в истории, при этом те, кто оспаривают это, признаются врагами. На это также накладывает отпечаток необразованность, которая только убеждает людей в своей правоте.
Следующей причиной экстремизма является политическая обстановка в стране, а именно несоответствие фактически проводимой политики тем преобразованиям, которые намечались во власти. Чтобы привести пример этого явления, необходимо обратиться к истории. Как известно, первые либеральные новшества в Российском Государстве намеревался ввести император Александр Первый. К 1820 году планировалось принятие первой русской Конституции «Государственной уставной грамоты Российской империи», однако её принятие было отложено, а затем и отменено с приходом к власти Николая Первого, известного консервативным характером своего правления. На фоне сложившегося в декабре 1825 года династического кризиса (оба возможных наследника отказались от престола в пользу друг друга, не зная об отказе другой стороны) декабристы решили воплотить в жизнь те демократические преобразования, которые были заложены Александром Первым и даже пойти дальше – ликвидировать монархию и перейти к республиканскому устройству России. Для этих целей они использовали либерально настроенную часть офицерского корпуса и неграмотность простых солдат. Говоря языком современного уголовного законодательства, совершили действия, направленные на насильственный захват власти .
Следующим примером может служить ситуация, сложившаяся уже в годы правления Александра Второго. На рубеже 60-ых годов в России возникли революционные общества, самым известным из которых стала «Земля и воля» и её «дочки» - террористическая «Народная воля» и более мирный «Черный передел», которые не были удовлетворены ходом реформ 1861 года, а именно тем, что большинство земель в России оставались помещичьими. Итогом деятельности этих организаций стала серия покушений на Александра Второго, последнее из которых закончилось гибелью императора, что по современному законодательству можно квалифицировать по ст. 277 УК РФ.
В Советском Союзе также происходили выступления граждан, вызванные несоответствием обещаний и лозунгов коммунистической партии и реальности. Самое известное выступление советских граждан произошло 02.06.1962 года в городе Новочеркасске. Те события были вызваны ростом цен на потребительские товары и снижением зарплат. Начавшись, как обычная демонстрация, протест постепенно приобрел экстремистский характер из толпы звучали лозунги с угрозами в адрес деятелей коммунистической партии, толпа начала захватывать государственные учреждения. Только благодаря действиям генерала Шапошникова удалось избежать кровопролития – генерал отказался выполнять преступный приказ о подавлении восстания с помощью бронетехники. В результате, наиболее активные участники выступления были осуждены по различным статьям, за бандитизм, участие в массовых беспорядках, попытку свержения Советской власти. Семеро осужденных были приговорены к высшей мере наказания .
Как отмечает Ю.Г. Касперович на основании опроса сотрудников правоохранительных органов, занимающихся противодействием экстремизму, выделяется два основных мотива совершения преступлений экстремистской направленности – корыстный и идеологический, заключающийся в защите своей нации, религии, символов и ценностей от внешних угроз. Помимо этих двух мотивов также назывались преобразовательный мотив как стремление устранить несовершенства политической жизни, мотив власти над людьми как желание возглавить какую-либо группу людей, «романтический» мотив, мотив мести, заключающийся в стремлении отомстить за обиды, нанесенные народу в прошлом .
Не менее важной причиной экстремизма в России является развал союзного государства и последовавший за ним всплеск национализма и сепаратизма. Действительно, на волне этих настроений имели место выход из состава РСФСР (а затем РФ) Чечни и Ингушетии, ставился вопрос о выходе из состава Федерации Татарстана. Последовавший вслед за распадом единого государства и сменой типа экономики рост доли маргинализированных групп населения, по сути выброшенных, «исключенных», криминализация общества, романтизация преступного образа жизни только усугубили эту ситуацию. Характерный для многонациональных государств национализм присущ не только современному российскому государству. Он был характерен и для Российской Империи, и для Советского Союза. В Российской Империи были часты еврейские погромы, достаточно известно «Мултанское дело», в рамках которого группа крестьян пыталась очернить в глазах общества группу удмуртов с целью завладеть их землей, инсценировав ритуальное убийство, в Советском Союзе – грозненское восстание 1958 года, вылившееся в чеченские погромы и в открытое применение насилие в отношении власти, вызванные возвращением чеченцев и ингушей в родные края после депортации. В современной же России часто происходят шествия националистов, так называемые «Русские марши», печально известны события 2010 года на Манежной площади, вызванные убийством русского футбольного болельщика выходцами с Северного Кавказа. Также стоит отметить негативное отношение к дотационным регионам Северного Кавказа, выражающееся в призывах перестать содержать эти регионы за счет федерального бюджета.
С этим же вопросом тесно связан миграционный фактор развития экстремизма. В современной России большие масштабы приобретает нелегальная миграция. В Россию идут обильные потоки нелегальных мигрантов из стран Средней Азии и из других стран СНГ. Помимо того, что львиная доля мигрантов направляется в РФ для осуществления трудовой деятельности в качестве дешевой рабочей силы. Таким образом, в сознании граждан России укрепляется мнение, что приезжие занимают рабочие места россиян, на это накладывается миф о повышенной криминальной угрозе, исходящей от мигрантов. Так, по данным МВД, иностранцами в РФ совершено порядка 46 тысяч преступлений, при всем количестве преступлений в 2352 тысячи. Таким образом, иностранцы совершили в 2015 году всего 2% зарегистрированных преступлений. Тем не менее, если учесть, что на заработки за границу уезжают, как правило, люди, не нашедшие своего «места под солнцем» на родине, молодежь из мусульманских стран, то их общины являются питательной средой для всяческих экстремис?
Свернуть
Введение
Актуальность темы исследования. Экстремизм стал весьма распространенным в российском обществе, а преступления экстремистской направленности занимают значительную нишу в структуре преступности, однако он не является феноменом, присущим исключительно России.
Очевидно, что осуществлять противодействие проявлениям экстремизма и терроризма необходимо комплексными мерами, направленными не только на противодействие самим проявлениями данных явлений, но и с источниками их возникновения и финансирования. Также, эти меры должны носить международный характер, с целью обеспечения которого Российская Федерация присоединилась к ряду международных соглашений и договоров. В качестве примера можно привести соглашение о порядке организации и проведения совместных антитеррористических учений государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества от 28 августа 2008 года (ратифицировано Федеральным законом от 13.10.2009 № 238-ФЗ, вступило в силу для Российской Федерации 29 ноября 2013 года), Соглашение государств-участников Содружества Независимых Государств о сотрудничестве в материально-техническом обеспечении компетентных органов, осуществляющих борьбу с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма, от 5 декабря 2012 года (вступило в силу 15 февраля 2015 года), Договор о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма при перемещении наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза от 19 декабря 2011 года (ратифицирован Федеральным законом от 25.12.2012 № 249-ФЗ, вступил в силу для Российской Федерации 20 февраля 2013 года), Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года (ратифицирована Федеральным законом от 10 января 2003 г. № 3-ФЗ, вступил в силу для Российской Федерации 29 марта 2003 года).
Последняя названная конвенция примечательна тем, что в ней даны понятия терроризма и экстремизма. Согласно данной конвенции какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции либо другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, а экстремизм - какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон.
В стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 данному вопросы уделено особое внимание. В п. 8 данного Указа говорится о том, что получат развитие такие негативные факторы, как националистические настроения, ксенофобия, сепаратизм и насильственный экстремизм, в том числе под лозунгами религиозного радикализма. В этом же пункте говорится о грядущем (на тот момент) всплеске неконтролируемой и нелегальной миграции, что на данный момент начинает сбываться.
Указанную автором динамику можно проследить, изучив доклады Главного информационно-аналитического центра МВД России. Так, если рассматривать период с января по октябрь 2015 года и сравнивать его с аналогичными периодами предыдущих лет, до 2009 года включительно, можно проследить следующую динамику преступлений экстремистской и террористической направленности:
За 2009 год зарегистрировано 654 преступлений террористического характера и 548 преступлений экстремистской направленности, за 2012 год уже 538 преступлений террористического характера и 607 преступлений экстремистской направленности, за 2016 год 2227 преступлений террористического характера и 1450 преступлений экстремистской направленности, то есть их количество за 7 лет увеличилось в 3-3,5 раза. За прошедшие 3 месяца – 207 преступлений террористической направленности и 299 - экстремистской. Причем значительный всплеск преступлений террористической направленности произошел в 2014 году (+74,8%) и в 2015 году (+54,3%), при этом преступления экстремисткой направленности из года в год прибавляли по 30-20% .
На эти данные обратил свое внимание Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я. Чайка, отметив, что особый рост показали такие составы преступлений, как ст. 280 УК РФ - "Призывы к осуществлению экстремистской деятельности" (на 25,9% или до 180) и ст. 282 УК РФ - "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" (на 19,5% или до 588). Данные преступления составляют до 75% всех преступлений экстремистского характера, совершаемых в Российской Федерации.
Особо остро эта проблема встает в таком густонаселенном и этнически неоднородном регионе Российской Федерации как Северный Кавказ, в котором, согласно переписи населения от января 2015 года, проживает 6,6% населения Российской Федерации, при этом на Северном Кавказе проживает примерно 150 народностей, относящиеся к различным языковым и религиозным группам.
Как упоминалось выше, экстремизм является комплексным, сложным явлением, связанным в том числе с политикой, поэтому для того чтобы эффективно ему противодействовать необходимо изучать его с точки зрения не только уголовного права, но и криминологии, однако большинство работ посвящены изучению отдельных аспектов экстремизма либо отдельных составов преступлений экстремистской направленности.
Указанные обстоятельства свидетельствуют об актуальности данной темы и предопределили ее выбор для диссертационного исследования. Научная разработка избранной темы важна в теоретическом и практическом плане, учитывая несовершенство действующего законодательства.
Целью диссертационного исследования является системное исследование уголовно-правовых и криминологических проблем экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации, научный анализ субъективных и объективные признаков преступлений экстремистской направленности и в разработке научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию механизма противодействия экстремистской деятельности.
Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:
 рассмотреть понятие, виды преступлений экстремистского характера;
 рассмотреть факторы и условия их совершения, тенденции экстремистской преступности;
 ¬исследовать историю экстремизма в России и уголовное законодательство России соответствующих исторических этапов, а также зарубежное законодательство;
 рассмотреть субъект и объект преступлений экстремистской направленности, их субъективную и объективную стороны;
 изучить и проанализировать проблемы квалификации преступлений экстремистского характера, возникающие в судебной практике;
 выработать предложения по совершенствованию мер противодействия преступлениям экстремистской направленности;
Объект исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с преступлениями экстремистской направленности.
Предмет исследования. Предмет диссертационного исследования образуют состояние экстремистской преступности в России, нормы российского законодательства в сфере противодействия экстремизму, практика судов Российской Федерации по делам о преступлениях экстремистской направленности, меры противодействия экстремизму.
Методологическая основа исследования. В своём исследовании автор использует диалектический метод познания явлений и процессов объективной действительности, метод анализа, сравнительный метод, метод формальной логики, статистический метод, метод системного исследования, метод юридико-технического анализа.
Нормативную основу работы составили Соглашение о порядке организации и проведения совместных антитеррористических учений государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества от 28 августа 2008 года (ратифицировано Федеральным законом от 13.10.2009 № 238-ФЗ, вступило в силу для Российской Федерации 29 ноября 2013 года), Соглашение государств-участников Содружества Независимых Государств о сотрудничестве в материально-техническом обеспечении компетентных органов, осуществляющих борьбу с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма, от 5 декабря 2012 года (вступило в силу 15 февраля 2015 года), Договор о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма при перемещении наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза от 19 декабря 2011 года (ратифицирован Федеральным законом от 25.12.2012 № 249-ФЗ, вступил в силу для Российской Федерации 20 февраля 2013 года), Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года (ратифицирована Федеральным законом от 10 января 2003 г. № 3-ФЗ, вступил в силу для Российской Федерации 29 марта 2003 года), Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные законы, Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года, указы Президента Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, законодательные акты зарубежных стран.
Теоретическая основа исследования. Отмечая важность рассматриваемой темы, прямо или косвенно к ее вопросам обращались ученые: Б.М. Алымбеков, Ю.М. Антонян, Л.Н. Башкатов, А.Е. Беляев, С.В. Борисов, Ю.Ю. Бышевский, А.Я. Гуськов, А.И. Долгова, В.И. Ерыгина, А.В. Зарубин, А.А. Игнатьев, С.И. Изоитко, Н.Ф. Кузнецова, Е. Б. Кургузкина, Д.В. Леньшин, П.В. Максимов, В.А. Малков, Л.Л. Мартынова, С.Н. Мешалкин, А.А. Можегова, Д.К. Нечевин, А.Р. Попченко, Т.Б. Рамазанов, А.В. Ростокинский, Ю.В.Сапронов, Х.С. Сафаров, А.В. Сергеева, Е.П. Сергун, В.Е. Степенко, Р.С. Тамаев, А.В. Устинков, С.Н. Фридинский, А.Г. Хлебушкин, И.В. Цивенко, Е.Г. Чуганов, В.А. Чукреев.
Необходимо отметить, что большинство сформулированных на сегодняшний день положений носят дискуссионный характер и не имеют единого решения.
Несомненно, что в современных условиях динамично развивающегося уголовно – правового законодательства и с учетом развития гражданского общества, требуется обновление подхода к анализу теоретических и практических вопросов противодействия преступлениям экстремистской направленности.
Эмпирическая основа работы представлена анализом судебной и следственной правоприменительных практик, материалов Верховного Суда Российской Федерации; материалов средств массовой информации, посвященных преступлениям экстремистской направленности; изучением 100 уголовных дел за период с 2010 по 2016 годы, возбужденных в СЗФО, ЦФО и СКФО. В работе также использовались статистические данные ГИАЦ МВД России.
Положения, выносимые на защиту. По результатам проведения научного исследования основными положениями, выносимыми на защиту, являются:
1) Автором предлагается привести Федеральный закон в соответствие с Шанхайской Конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, изложив понятие экстремизма, изложенное в ст. 1 Федерального закона в следующей редакции: ««экстремизм» – какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон».
2) ¬Автором исследования сделан вывод, что сами по себе тенденции миграции населения не оказывают определяющего влияния на динамику экстремистской преступности, поскольку, согласно данным Министерства внутренних дел Российской Федерации, доля преступлений, совершаемых в Российской Федерации иностранными гражданами, составляет лишь малую долю (3-4%) всех преступлений. Вместе с тем, изменение социально-политической обстановки в Российской Федерации и странах-источниках иммиграции способствует значительному росту напряженности в обществе.
3) Автором предлагается исключить из конструкции ч.1 ст. 213 УК РФ (хулиганство) экстремистского мотива, поскольку основной посыл хулиганства – выражение неуважения к обществу. Попытка увязать эти действия с политикой неверна, поскольку лицо, совершающее преступление, предусмотренное ст. 213 УК РФ, действует с использованием незначительного повода, либо вовсе без него. Вместе с тем, назвать мотив ненависти или вражды по социальному, расовому, национальному или религиозному признаку незначительным не представляется возможным.
4) Противодействие экстремистской деятельности посредством исключительно репрессивных мер нецелесообразно. Необходимо предпринимать профилактические меры, в том числе оказывающие влияние на преступность в целом. Автором предлагаются такие меры, как сокращение социально-экономической дифференциации населения нашей страны, увеличение доступности профессионального образования; содействие лицам, пребывающим в нашу страну с целью переезда на постоянное место жительства или для осуществления трудовой деятельности, в изучении русского языка, законодательства и норм поведения; расширение программ по подготовке и реализации государством и уполномоченными им органами комплексной системы политических, социально-экономических, информационных, воспитательных, организационных, оперативно-розыскных, правовых, специальных и иных мер, направленных на предупреждение, выявление, пресечение террористической деятельности, минимизацию ее последствий, установление и устранение способствующих ей причин и условий; совершенствование вопросов досуга и отдыха молодежи.
5) Помимо мер профилактики преступлений экстремистской направленности, необходимо внести изменения в соответствующие статьи Уголовного кодекса РФ, перенеся часть деяний в сферу действия административного или гражданского законодательства, либо вовсе исключив ответственность за них, а именно:
Статью 148 УК РФ предлагается исключить из Уголовного кодекса РФ и перевести запрещенные ей деяния в сферу административного либо гражданского законодательства.
Статьи 280 и 2801 УК РФ изложить в следующей редакции:
Статья 280 УК РФ. Публичные призывы к совершению преступлений, по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации.
1. Публичные призывы к совершению преступлений, по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации-
Наказываются…
2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет", -
Наказываются…
Статья 2801 УК РФ. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на насильственное нарушение территориальной целостности Российской Федерации.
1. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на насильственное нарушение территориальной целостности Российской Федерации, -
Наказываются…
Статью 282 УК РФ автором предлагается перевести по аналогии со ст. 130 УК РФ, предусматривающей ответственность за оскорбление, переведя ответственность за данные действия в сферу гражданского права в части защиты чести и достоинства.
Статью 2821 УК РФ предлагается исключить из Особенной части Уголовного кодекса, одновременно с этим добавив в ст. 35 Общей части кодекса часть 4.1 со следующим содержанием:
4.1. Под экстремистским сообществом следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности, характеризующуюся наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава, согласованностью действий ее участников в целях реализации общих преступных намерений. При этом экстремистское сообщество может состоять из структурных подразделений (частей).
Исключить из Уголовного кодекса РФ статью 2822 УК РФ, перевести ответственность за данные действия в сферу административного законодательства.
Статье 2823 УК РФ присвоить номер 282 и изложить в следующей редакции:
Статья 282 Финансирование экстремистской деятельности
1. Предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг, заведомо предназначенных для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений экстремистской направленности либо для обеспечения деятельности экстремистского сообщества, -
Наказываются…
2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -
Наказываются…
2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть "Интернет"), -
Наказываются…
Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные выводы могут быть использованы при изучении преступлений экстремистской направленности. Они некоторым образом дополняют учение о преступлениях против жизни в целом и о составе преступления. В связи с этим могут быть полезны студентам юридических вузов.
Практическая значимость настоящей магистерской диссертации определяется предложением изменений по совершенствованию правоприменительной практики и разработкой рекомендаций по применению уголовно - правовых норм в случае совершения преступлений экстремистской направленности. Также материалы и выводы диссертации могут быть использованы при дальнейшем исследовании проблем их квалификации.
Апробация. В процессе написания настоящего исследования автором принято участие в следующих конференциях и иных научных мероприятиях:
1) VII Межвузовская научная конференция в СПб ЮИ (ф) АГП РФ в Санкт – Петербурге 30.04.2016 с докладом «К вопросу о понятии экстремизма (экстремистской деятельности)».
2) Международная научно-практическая конференция «Разработка и решение актуальных научных проблем: вопросы теории и практики» в Смоленске 30.06.2017 с докладом «История развития антиэкстремистского законодательства в России».
По итогам научной деятельности по теме диссертации автором подготовлены следующие публикации:
1) «К вопросу о понятии экстремизма (экстремистской деятельности)» // Актуальные проблемы права, государства и экономики: VII Межвузовская научная конференция студентов, Санкт-Петербург, 30 апреля 2016 года: тезисы выступлений. Ч. 1. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2016. - 224 с. (0.2 п.л.);
2) «К вопросу о соотношении понятий «экстремизм», «экстремистская деятельность», «преступления экстремистской направленности»» // Методы науки: Научно-практический журнал №1 / 2016. – 75 с. (0.2 п.л.);
3) «Факторы совершения преступлений экстремистской направленности» // Научное издание Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ №2 2017. (в печати).
4) «Некоторые предложения по совершенствованию мер профилактики совершения преступлений экстремистской направленности» // Методы науки:
5) Научно-практический журнал №5 / 2017. (в печати).
6) «Некоторые предложения по совершенствованию мер ответственности за совершение преступлений экстремистской направленности» // Научный прогресс: Научно-практический журнал №5 / 2017. (в печати).
Свернуть
Список литературы
Международные нормативные акты

1) Déclaration des Droits de l'Homme et du Citoyen (Декларация прав человека и гражданина, принята депутатами Генеральных штатов 24 августа 1789 года) [Электронный ресурс] / URL: http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/1789/declaration.html (Дата обращения 17.03.2016).
2) European Parliament Resolution on the upcoming presidential election in Russia // The European Parliament, 14.02.2012.
3) Opinion on the Federal Law on Combating Extremist Activity of the Russian Federation // European Commission For Democracy Through Law (Venice Commission). 2012. 20 June. // Российская газета, 20.10.2009. Федеральный выпуск №5022.
4) United States Code 13 th September 1994. Title 18 «Crimes and criminal procedure». [Электронный ресурс] / URL: http://uscode.house.gov (Дата обращения: 30.03.2016).
5) Всеобщая декларация прав человека // Российская газета. – 1995. – 5 апреля.
6) Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений : принята 25 ноября 1981 года Резолюцией 36/55 на 73-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Доступ из справ.-правовой системы «Консультант–Плюс».
7) Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма : принята 9 декабря 1994 года Резолюцией 49/60 на 84-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Действующее международное право. – М., 1997. – Т. 3.
8) Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам : принята 18 декабря 1992 года Резолюцией 47/135 на 92-м пленарном заседании 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // Действующее международное право. – М., 1997. – Т. 2.
9) Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью : принята 29 ноября 1985 года Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН // Доступ из справ.-правовой системы «Консультант–Плюс».
10) Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма (CETS № 196). Заключена в Варшаве 16 мая 2005 года // Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 20. – Ст. 2393.
11) Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 7 марта 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1969. – № 25. – Ст. 219.
12) Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью- Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, вып. XXXII. – М., 1978.
13) Модельный Уголовный кодекс для государств – участников СНГ (принят постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ 17 февраля 1996 г.) // Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ. 1997.
14) Уголовный кодекс Республики Беларусь. – Минск, 2009.
15) Уголовный кодекс Франции : Принят в 1992 году ; Вступил в силу с 1 марта 1994 года. Текст кодекса приведен по состоянию на 1 июля 2000 года. [Электронный ресурс] / URL: http://www.law.edu.ru /norm/norm.asp?normID=1243018 (Дата обращения 17.03.2017)
16) Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2003. № 41. Ст. 3941.

Нормативные акты Российской Федерации

17) Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2009. — № 4, — ст. 445.
18) О безопасности : Федеральный закон от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ : в ред. от 05.10.2015 № 285-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 1. – ст. 2.
19) О противодействии терроризму : Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ : в ред. от 06.07.2016 № 374-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 11. – ст. 1146.
20) О противодействии экстремистской деятельности : Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ : в ред. от 23.11.2015 № 314-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – ст. 3031.
21) О свободе совести и о религиозных объединениях : Федеральный закон РФ от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ : в ред. от 06.07.2016 № 374-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 39. – ст. 4465.
22) О стратегии национальной безопасности Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683 // Рос. газ. — 2015. — 31 дек.
23) Об информации, информационных технологиях и о защите информации : Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ : в ред. от 19.12.2016 № 442-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31. – Ч. 1. – ст. 3448.
24) Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания : Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 24. – Ст. 2789.
25) Об общественных объединениях : Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ : в ред. от от 02.06.2016 № 179-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 21. – ст. 1930.
26) Об оружии : Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ : в ред. от 06.07.2016 № 374-ФЗ // Рос. газ. — 1996. — 27 дек.
27) Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности : приказ Генерального прокурора Рос. Федерации от 19 ноября 2009 г. № 362.
28) Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии терроризму : приказ Генерального прокурора Рос. Федерации от 22 октября 2009 г. № 339.
29) Федеральный список экстремистских материалов (по состоянию на 27.04.2017) [Электронный ресурс] // Министерство юстиции Российской Федерации : URL: http://minjust.ru/ru/node/243787 (Дата обращения 29.04.2017).

Научная литература

30) Абдульманов А. Ответственность за массовые беспорядки // Российская юстиция. 1996. № 1. — 96 с.
31) Абызов Р.М. О понятии и причинах экстремизма в российском обществе / Р.М. Абызов // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы / под ред. А.И. Долговой – Академия Генеральной прокуратуры, Российская криминологическая ассоциация М.: 2010. — 530 с.
32) Агапов П.В., Михайлов К.В. Уголовная ответственность за содействие террористической деятельности: тенденции современной уголовной политики: Монография. Саратов: Саратовский юридический институт МВД России. 2007. — 144 с.
33) Антонян Ю. М., Белокуров Г. И., Боковиков А. К. и др. Этнорелигиозный терроризм / Под. ред. Ю. М. Антоняна. — М.: Аспект Пресс. 2006. — 318 с.
34) Астэр И.В., Кучукова Н.Ю., Серов Н.В. Причины религиозного экстремизма и способы его преодоления / Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал) № 2 (10) / 2012 [Электронный ресурс] // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/prichiny-religioznogo-ekstremizma-i-sposoby-ego-preodoleniya (Дата обращения 19.10.2017).
35) Бааль Н.Б. Методы профилактики политического экстремизма молодежи / Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского № 1-1 / 2012. — С. 293-295.
36) Баранов Н.А. Политические отношения и политический процесс в современной России: Курс лекций. В 3-х ч. СПб.: БГТУ. 2004. — 58 с.
37) Бауман З. Индивидуализированное общество / Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: 2005. — 182 с.
38) Башкатов Л.Н., Беляев А.Е., Игнатьев А.А., Изоитко С.И., Устинков А.В. Основные проблемы уголовно-правовой оценки проявлений экстремизма и терроризма. // Право и безопасность. — 2007. — №3 — 4, — с. 24–25) [Электронный ресурс] / URL: http:// www.dpr.ru/pravo /pravo_21_16.htm (Дата обращения 19.11.2016).
39) Борисов С.В. Преступления экстремистской направленности: проблемы законодательства, теории и практики : Монография. — М.: Международный юридический институт. 2010. — 256 с.
40) Борисов С.В., Жеребченко А.В. Квалификация преступлений экстремистской направленности. М. 2010. — 304 с.
41) Быков В.М. Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: научный комментарий // Право и политика. 2011. № 9. — С. 1477–1484.
42) Бычков В.В., Сабитов Р.А., Сабитов Т.Р. Противодействие преступлениям экстремистской и террористической направленности: криминологические, уголовно-правовые и криминалистические аспекты: Монография / В.В. Бычков, Р.А. Сабитов, Т.Р. Сабитов. — М.: Юрлитинформ. 2013. — 368 с.
43) Бюллетень международных договоров / – М.: Юридическая литература, 2003. – № 5. — 80 с.
44) Власов И.С. Зарубежное законодательство в борьбе с терроризмом / отв. ред. И. С. Власов. — М.: Городец-издат. 2002. — 144с.
45) Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР». 2005. — 316 с.
46) Гаухман Л.Д. Субъективная сторона преступления (сравнительно- правовой аспект). Лекция. – М.: Академия МВД РФ. 1992. — 38 с.
47) Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». Монография. С-Пб.: Алеф-Пресс. 2013. — 520 с.
48) Гилинский Я.И. Современное состояние и перспективы российской криминологии. [Электронный ресурс] // URL: http://www.iuaj.net/node/1709 (Дата обращения 05.05.2016).
49) Гилинский Я.И. Социальное насилие / СПб.: Алетейя. 2017. — 212 с.
50) Гилинский Я.И. Социальное насилие: Монография. СПб.: Алеф-Пресс. 2013. — 185 с.
51) Гирько С.И., Воронин М.Ю., Назаркин М.В., Попченко А.Р., Мешалкин С.Н. Комментарий к ФЗ «О противодействии терроризму» (постатейный) – М.: ЮстицИнформ. 2007. — 22 с.
52) Глобализация и девиантность / Под ред. Я.И. Гилинского. СПб.: Юридический центр Пресс. 2006. — 400 с.
53) Девиантность в обществе потребления / Под ред. Я.И. Гилинского, Т.В. Шипуновой. СПб.: Алеф-Пресс. 2012. — 464 с.
54) Гордин Я.А. Мятеж реформаторов: Когда решалась судьба России / СПб.: Амфора, 2015. — С. 398 с.
55) Грицанов А.А. Новейший философский словарь. — Минск: Изд. В. М. Скакун. 1998. — 1280 с.
56) Грошев И.Л. Эклектика коррупционного сибаризма // Общество и человек. 2012. №1(3). — С. 63-64.
57) Грошева Л.И. Нивелирование диспропорций в системе «субъект-среда» как фактор преодоление деструктивной социальной активности // Общество и человек. 2012. №1(3). — С. 70-71.
58) Долгова А.И., Гуськов А.Я., Чуганов Е.Г. Проблемы правового регулирования борьбы с экстремизмом и правоприменительной практики / М., Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2010. — 244 с.
59) Дымарский В.Н. Времена Хрущева. В людях, фактах и мифах / М.: АСТ. 2011. — 352 с.
60) Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право / А.Э. Жалинский. – М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект». 2006. — 560 с.
61) Иванов В.Д., Мазуков С.Х. Субъективная сторона преступления. – Ростов-на-Дону: Булат. 1999. — 89 с.
62) Иногамова-Хегай Л.В. Современные проблемы уголовного законодательства // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: Материалы III Российского Конгресса уголовного права, состоявшегося 29–30 мая 2008 г. — М.: Проспект. 2008. — С. 149-154.
63) Капинус О.С., Додонов В.Н. Ответственность за разжигание расовой, национальной и религиозной вражды, а также другие «преступления ненависти» в современном уголовном праве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 8. — С. 76–85.
64) Касперович Ю.Г. Мотивация экстремизма и факторы его формирования / Психопедагогика в правоохранительных органах № 2 (49) / 2012 [Электронный ресурс] // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/motivatsiya-ekstremizma-i-faktory-ego-formirovaniya (Дата обращения 10.11.2016).
65) Касторская Е.В., Касторский Г.Л. Экстремизм в религии и праве. Монография. СПб.: Алеф-Пресс. 2015. — 252 с.
66) Кичеев В. Г. Историография черносотенно-монархических организаций в России в начале XX в. // Вестник Томского государственного университета : журнал. — Томск. 2008. — № 315. — С. 89-95.
67) Клеймёнов И.М. Либеральный экстремизм / И.М. Клеймёнов // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы / под ред. А.И. Долговой – Академия Генеральной прокуратуры, Российская криминологическая ассоциация М.: 2010. — С. 156-157.
68) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. Ред. Н.Г. Кадочникова. – М. 2004. — 403 с.
69) Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М.: Академия МВД СССР. 1980. — 248 c.
70) Коряков А. Провинциальный экстремизм // Рос. газ. — 2008. — 24 окт.
71) Кочои С.М. Расизм: уголовно-правовое противодействие : Монография. – М.: ТК Велби; Изд-во «Проспект». 2007. — 144 с.
72) Кравченко А.И. Социология: Словарь: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Изд. Центр «Академия». 1997. — 455 с.
73) Круг В.Т. Словарь философии и философской литературы = Handbuch der Philosophie und philosophischen Literatur / Вильгельм Трауготт Круг — Leipzig. 1822. — 368 с.
74) Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». Научная редакция и предисловие академика В.Н. Кудрявцева М.: 2007. — 336 с.
75) Ленин В.И. Задачи отрядов революционной армии. М.: Государственное издательство политической литературы. 1960. — 343 с.
76) Лукин В.Н., Артамонова Е.В., Бунаков М.Ю. Этническая идентичность и национализм: проблемы и риски глобализации // Современный мир: Проблемы глобализации: Теоретический журнал "Credo", № 7 / 2006. — С. 54-57.
77) Лунеев В. В. Криминология : учебник для бакалавров / В. В. Лунеев. - М.: 2013. – 640 с.
78) Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии: учебник. М.: Юрайт. 2011. Т.1. — 880 с.
79) Макаров Н. Е., Дондоков Ц. С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11. — С. 23-28.
80) Мартышева О.М., Мартышева Е.М. Сущность преступлений экстремистской направленности и особенности регулирования ответственности за преступления экстремистской направленности в зарубежном уголовном праве // Современный экстремизм: характеристика и противодействие: сборник материалов научно-практических конференций / ред. М. П. Клейменов, М. С. Фокин. - Омск: ОГУ. 2009. — С. 83-89.
81) Милюков С.Ф. Лжедемократизм российской уголовно-правовой политики // Криминология: вчера, сегодня, завтра / Рос. газ. — 2013. —29 сен.
82) Овчинский B.C., Кочубей М.А. Экстремистские организации в США // Журнал российского права. 2009. № 6. — С. 101-105.
83) Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: 2003. — 1028 с.
84) Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук: Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., доп. – М.: ООО «ИТИ Технологии». 2008. — 1252 с.
85) Петрянин А.В. Концептуальные основы противодействия преступлениям экстремистской направленности : теоретико-прикладное исследование : монография / Под ред. А. П. Кузнецова / СПб.: Проспект. 2016. — 252 с.
86) Коршунова О.Н. Преступления экстремистского характера : теория и практика противодействия / О.Н. Коршунова; - Санкт-Петербург : Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс". 2006. — 440 с.
87) Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений : Практическое пособие. – М.: ТК Велби, Проспект. 2006. — 114 с.
88) Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве : Учебное пособие. – М.: ВЮЗИ. 1980. —128 с.
89) Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. – М.: 2001. — 94 с.
90) Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика / Под ред. А.Р. Ратинова. — М.: Изд-во «Юрлитинформ». 2005. — 256 с.
91) Рахманова Е.Н. Права человека. Преступность. Глобализация. Опыт комплексного криминологического исследования: Монография. М.: Российская академия правосудия. 2009. — 268 с.
92) Рознер И. Г. Казачество в крестьянской войне 1773-1775 гг. Крестьянские войны в России XVII-XVIII веков: проблемы, поиски, решения — М.: Издательство "Наука". 1974. — 244 с.
93) Рубан Л.С. Как разрешать конфликты и формировать толерантность. – М.: Московское бюро по правам человека, ДА-ИАМП, МосУ МВД России. 2007. — 94 с.
94) Рылов В.Ю. Правое движение в Воронежской губернии (1903 - 1917). — Воронеж.: 2002. — 134 с.
95) Сергун Е.П. Вопросы уголовно-правовой квалификации публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации / Вестник Саратовской Государственной юридической академии № 3 (104) / 2015. — С. 220-226.
96) Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, проблемы, организация, практика, профилактика и противодействие / А. Н. Дибиров, Г. К. Сафаралиев, Л. М. Пронский, Р. А. Шаряпов. — Лотос г. Махачкала. 2009. — 650 с.
97) Сундиев И.Ю. Информационные технологии в экстремистской деятельности молодежных объединений // Научный портал МВД России. 2010. №2. — С. 19.
98) Таганцев Н.С. Уголовное уложение Российской Империи от 22.03.1903 г. с мотивами, извлеченными из объяснительной записки редакционной комиссии, представления Министерства Юстиции в Государственный Совет и журналов особого совещания, особого присутствия департаментов и общего собрания Государственного Совета. Издание неофициальное. С-Пб.: 1904. — 1125 с.
99) Тарновская П.Н. Женщины-убийцы. СПб.: 1902. — 533 с.
100) Тенякова Е.А. Особенности квалификации возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ) / Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление №3 2012 [Электронный ресурс] / URL: http://www.journal-nio.com/index.php?option=com_content&view=article &id=1180&Itemid=104 (Дата обращения 17.03.2017).
101) Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов. 1935-1940. т. 4. — 625 с.
102) Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. – М.: Госюриздат. 1957. — 364 с.
103) Турецкий Н.Н. Основы доверия населения правоохранительным органам // Криминология: вчера, сегодня, завтра, 2014, №2(33). — С. 38-40.
104) Турышев А.Д.. Словарь уголовно-правовых понятий и терминов: Общая часть. Омская академия МВД России. 2000, — 84 с.
105) Тюнин В. Организация экстремистского сообщества // Уголовное право. 2006. № 3. С. 52-54.
106) Уголовное право России. Части общая и особенная : учебник / Под ред. А.И. Рарога. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство Проспект. 2004. — 784 с.
107) Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана и Л.М. Колодкина. – М. 1999. — 383 с.
108) Устинов В.В. Обвиняется терроризм. Москва, «Олма-Пресс». 2002. — 432 с.
109) Фридинский С.Н. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации // Законность. 2008. №7. — С. 36-38.
110) Хлебушкин А.Г. Преступления экстремистской направленности в системе посягательств на основы конституционного строя Российской Федерации. Вопросы квалификации и судебная практика. М.: Издательство Проспект. 2016. — 254 с.
111) Хлебушкин А.Г. Уголовная ответственность за финансирование экстремистской деятельности (ст. 2823 УК РФ) / Уголовное право. №3, 2015, [Электронный ресурс] / URL: http://www.jurpro.ru/wp-content/uploads/2013/12/UP-06-13.html#z1 (Дата обращения 22.03.2017).
112) Хлебушкин А.Г. Экстремизм: уголовно-правовой и уголовно-политический анализ: монография / отв. ред. H.A. Лопашенко. Саратов. 2007. — 160 с.
113) Чубинский М.П. Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права / Сост. В.С. Овчинский, А.В. Федоров. М.: ИНФРА-М. 1903. — 1205 с.
114) Шхагапсоев З.Л. Дефиниция социальной группы в преступлениях экстремистской направленности / Общество и право. № 5 (37) / 2011. — С. 103-106.
115) Щербаков А.В. Проблемы определения субъекта преступления в современном уголовном праве / Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. № 2 / 2013. — С. 100-106.
116) Экстремизм и его причины / под ред. Ю. М. Антоняна. – М.: Логос. 2011. — 288 с.
117) Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы / под ред. А.И. Долговой – Академия Генеральной прокуратуры, Российская криминологическая ассоциация М.: 2010. — 530 с.
118) Яхьяев М.Я. Феномен экстремизма: методологические проблемы исследования // Научный вестник Волгоградской академии государственной службы. 2011. № 1. — С. 18.

Диссертации, авторефераты диссертаций

119) Абдуллаева Э.С. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (Уголовно-правовой и криминологический анализ) : [текст] дис. ... канд. юрид. наук : — Махачкала, 2004. — 163 с.
120) Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации : [текст] дис. … канд.. полит. наук : – М., 2003. — 154 с.
121) Никитин А.Г. Экстремизм как объект общетеоретического и общеправового анализа : [текст] дис. ... канд. юрид. наук : — Казань. 2010. — 257 с.
122) Петрянин А.В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты : [текст] дис. … док. юр. наук : — М., 2014. — 501 с.
123) Саркисов Д.Н. Уголовно-правовые средства противодействия экстремистской деятельности : [текст] дис. … канд. юрид. наук : — М., 2010. — 196 c.
124) Суслова Е.С. Религия и проблемы национальной безопасности на Северном Кавказе : [текст] дис. ... канд. филос. наук : — М.: 2004. — 155 c.
125) Ульянова В.В. Противодействие финансированию терроризма : [текст] дис. ... канд. юрид. наук : — Екатеринбург, 2010. — 184 c.
126) Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты : [текст] дис. … док. юр. наук : — Ростов-н/Д, 2003. — 217 с.

Судебная практика

127) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Российская газета. 2002. 19 марта.
128) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // Российская газета. 2007. 21 ноября.
129) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 3.
130) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 51 г. Москва "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" / Рос. газ. — 2008. — 12 янв.
131) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 г. Москва "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" / Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. № 8.
132) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Электронный ресурс [URL] http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=984 (Дата обращения 29.03.2017).
133) Пояснительная записка «К проекту Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях установления ответственности за публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант–Плюс».
134) Архив Бутырского районного суда г. Москвы // Уголовное дело № 1- 882/06.
135) Архив Нижегородского областного суда // Уголовное дело № 2-6К.
136) Архив Автозаводского районного суда г. Н. Новгород // Уголовное дело № 1-1362/98.
137) Архив Ленинского районного суда г. Н. Новгород // Уголовное дело № 1-684/26.
138) Архив Советского районного суда г. Н. Новгород // Уголовное дело № 1-484.
139) Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. – № 1.

Электронные ресурсы

140) «Я звоню судье, и мне отвечают: «Да, хорошо, я все поняла, все сделаю». [Электронный ресурс] / Российское информационное агентство Ura.ru. URL: https://ura.news/articles/1036262370 (Дата обращения 17.04.2016).
141) Human Security Report 2005: War and Peace in the 21st Century. HMC, University of British Columbia, Canada. [Электронный ресурс] / URL: http://www.un.org/russian/unitingagainstterrorism/ch2.html (Дата обращения 30.10.2016).
142) Коков Ю. Если мы не будем качественно работать, это может привести к трагическим последствиям для государства // Газета «Северо-Кавказские новости». [Электронный ресурс] / URL: http://www.sk-news.ru/news/analitic/7129/# (Дата обращения 07.08.2016).
143) Кравченко М., Вершинский А. Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2015 году. Ежегодный отчет ИАЦ «Сова». [Электронный ресурс] / URL: http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2017/03/d36651/ (Дата обращения 28.03.2017).
144) Малашенко А.В.: Москве нужно остерегаться провокаций в Крыму // IslamNews. 10.09.2014 [Электронный ресурс] / URL: https://www.islamnews.ru/news-432444.html (Дата обращения 22.04.2017).
145) Минимальные предложения в сфере антиэкстремистского законодательства и правоприменения. [Электронный ресурс] / URL: http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2016/09/d35488/ (Дата обращения 28.03.2017).
146) Об уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма [Электронный ресурс] // Прокуратура Ростовской области / URL: http://www.prokuror-rostov.ru/152250/175838 (Дата обращения 22.02.2017)
147) Состояние преступности: архивные данные Министерства Внутренних дел Российской Федерации [Электронный ресурс] / URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/7087734/ (Дата обращения 11.11.2016).
148) Состояние преступности: архивные данные Министерства Внутренних дел Российской Федерации [Электронный ресурс] / URL: https://мвд.рф /folder/101762 (Дата обращения: 20.04.2017).
149) Суд не нашел экстремизма в надписи "Православие или смерть!" на футболке [Электронный ресурс] / URL: http://www.interfax.ru/russia/186727. (Дата обращения 28.01.2017).
150) Футболку "Православие или смерть!" признали экстремистской. [Электронный ресурс] / URL: https://lenta.ru/news/2011/02/02/extremesale/ (Дата обращения 21.01.2017).

Свернуть
Описание работы
В результате исследования института недействительности сделок с выходом за пределы полномочий на совершение сделки по гражданскому законодательству Российской Федерации, автором работы, сделаны следующие выводы: Понятие оснований недействительности сделок имеет много значений. Согласно ст. 166 ГК РФ, в которой получил отражение законодательный подход к недействительности сделок, а также с учетом мнений различных ученых, можно заключить, что основаниями недействительности сделки выступает признанная законодателем необходимость нейтрализации последствий, совершенных сторонами и объективированных вовне порочных волеизъявлений. Недействительность сделки напрямую связана с такими категориями, как ничтожность и оспоримость сделки. Дискуссии о том, что необходимо избрать единое понятие из двух указанных являются необоснованными. Следовательно, недействительным сделкам с выходом за пределы полномочий могут быть применены оба свойства недействительности. Недействительность сделок с выходом за пределы полномочий на совершение сделки является одним из видов недействительных сделок. Выход за пределы полномочий на совершение сделки связан с пороками субъектного состава, а также с пороками воли при совершении сделки. Ограничения полномочий могут касаться как конкретных органов юридического лица, так и правового статуса юридического лица в целом. Ограничения полномочий могут быть абсолютными, а могут иметь количественные и качественные пределы. Условно сделки, совершенные неуполномоченными лицами, можно разделить по применяемым к ним нормам согласно ст. 183, 174 или 168 ГК РФ и наступающим в результате последствиям. Согласно ст. 183 ГК РФ случаи заключения сделки неуполномоченным лицом, за исключением случаев превышения полномочий органом юридического лица и при отсутствии одобрения представляемого, сделка в зависимости от обстоятельств дела или считается заключенной с представителем (но при определенных условиях является недействительной), или вообще не считается заключенной. Согласно ст. 174 ГК РФ случаи совершения сделки органом юридического лица с превышением полномочий, ограниченных учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при отсутствии последующего одобрения, сделка может быть признана недействительной, если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях. Согласно ст. 168 ГК РФ случаи совершения сделки органом юридического лица с превышением полномочий, установленных для него законом, сделки признаются ничтожными, за исключением признания отсутствия у органа полномочий по истечении времени после совершения сделки. Согласно ст. 173 ГК случаи совершения сделки без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. На практике коммерческие организации реже добровольно ограничивают свою правоспособность в уставе и обычно ограничение имеет целью защитить интересы общества от возможного злоупотребления со стороны органов общества. По результатам исследования практики правоприменения выявлено, что при оспаривании сделки по данному основанию истцу необходимо доказать, что контрагент знал или должен был знать об уставных ограничениях. Третьему лицу по общим правилам не вменяется обязанность знать содержание устава при заключении сделки. Это усложняет процесс доказывания недействительности сделки, поскольку знание об ограничениях носит скорее фактический характер. Для защиты интересов всех участников хозяйственного оборота предлагается внедрение в отечественное гражданское законодательство института раскрытия и предоставления преддоговорной информации, особое внимание которому на протяжении десятилетий уделяется в зарубежном законодательстве. Анализ судебной практики правовых последствий недействительности сделки с выходом за пределы полномочий позволил сделать вывод о том, что истцам в заявлении о признании недействительной оспоримой сделки надлежит подробно определять какие последствия недействительности сделки должны быть применены, если суд признает сделку недействительной. Если такое требование не будет указано, то суд правомочен отказать в применении последствий недействительности сделки. Существует неразрешённая в законодательстве конкуренция норм о реституции и виндикации при признании недействительными сделок по поводу имущества. Каждое лицо, которое считает свои субъективные права нарушенными, становится перед выбором того или иного способа защиты своих прав. Таким образом, сейчас институт недействительности сделок с выходом за пределы полномочий на совершение сделки довольно в неустойчивом положении в российской правовой системе. Это можно объяснить тем, что вопрос недействительности сделок с выходом за пределы полномочий на совершение сделки не до конца урегулирован российским законодателем и требует более детального и точного толкования судами.
Свернуть
11.09.20 Описание
90 стр.
50%
Автор Гоги
0
0
- -
Цена: 2 500
Описание работы
Существует ли духовно-нравственный прогресс? Данным вопросом задаются мыслители на протяжении всей человеческой истории. Сегодня в эпоху научно-технического прогресса он не утратил своей актуальности, но напротив, приобрел дополнительную значимость. Прежде чем мы рассмотрим различные точки зрения по данной проблеме, дадим определение дефиниции духовно-нравственного прогресса. Согласно толковому словарю Ожегова, духовность – это ничто иное, как свойство души, заключающееся в преобладании духовных и нравственных интересов над материальными. Современный экономический словарь определяет духовность как интенцию человека к вечным ценностям, таким как истина, красота и добро. Духовность понимается как способ человеческого существования, системообразующая функция которого является определяющей в единой структуре психофизиологической и социокультурной жизни индивида. Именно духовность является основой преемственности поколений, поддержания человеческого и человечного образа жизни. Для определения нравственности обратимся к философскому энциклопедическому словарю. Нравственность – это образцы поведения, принятые в обществе. Нравственность и мораль зачастую воспринимаются как синонимы, но Гегель в своих трудах четко их разделяет, понимая под нравственностью объективную, вневременную, общечеловеческую совокупность идеальных норм поведения и взаимоотношения людей, а под моралью – исторически изменчивое несовершенное воплощение нравственности во времени и пространстве. Прогресс – это поступательное движение, улучшение в процессе развития. Таким образом, духовно-нравственный прогресс – это поступательное развитие и совершенствование нравственных норм, установок, моральных принципов, нравственных и духовных интересов общества во временном направлении. Возможен ли вообще духовно-нравственный прогресс? Ведь истинные нравственные нормы и принципы, заложенные в Священном Писании, не утратили своей актуальности и являются столпами морали и духовности. По каким признакам мы можем определить духовно-нравственный прогресс или же напротив говорить о регрессе или стагнации? Эта актуальная проблемы всегда вызывала множество вопросов, на которые сложно дать однозначные ответы. В научной литературе встречаются три точки зрения по проблеме духовно-нравственного прогресса человечества, рассмотрим каждую из них в отдельности. Первой точки зрения придерживались как теологи и мыслители прошлого, такие как Ж.Ж. Руссо, Жозеф де Местр, так и многие современные ученые. Согласно ей, с ходом истории человечество не только не прогрессирует в духовно-нравственном направлении, но и напротив наблюдается регресс духовности, нравственности и морали. Эта точка зрения вполне обоснована и кроме этого имеет подтверждение в Священных Писаниях. Согласно Библейскому повествованию люди были созданы по образу и подобию Бога, то есть были безгрешны, совершенны и невинны. Но затем благодаря проискам искусителя согрешили и погрязли в злых делах. Логично, что, отдаляясь от момента создания человека, нравственность и духовность становятся менее значимыми категориями в обществе. Вторая теория носит условное название «шаг на месте», которое в полной мере отражает сущность данного взгляда по исследуемой проблеме. Согласно ей, не существует ни духовно-нравственного прогресса, ни духовно-нравственного регресса, а есть состояние стагнации и прохождения одного, замкнутого, повторяющегося круга. Возможно, этот взгляд основан на словах из книги Экклезиаста: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после». Третий ответ на вопрос гласит: с поступательным ходом истории человечество прогрессирует и в умственном, и в духовно-нравственном отношениях. Приверженцы этого взгляда разделяются на два течения. Первые утверждают, что духовно-нравственный прогресс является непрерывным и постоянным. Данная теория непрерывного прогресса развивалась в теории Лейбница о «предустановленной гармонии» и красноречиво выражается в высказывании: «Все идет к лучшему в этом наилучшем из миров». Второе ответвление этой теории признает духовно-нравственный прогресс, но не считает его непрерывным и постоянным. Приверженцы данной теории признают существование духовно-нравственного прогресса, но не считают его постоянным и непрерывным. Напротив, они полагают, что человечество, в общем и целом улучшается нравственно, но духовно-нравственный прогресс может сменяться регрессом или стагнацией в определенные исторические периоды развития общества. Приверженцами этой теории являются Кондорсэ, О. Конт, Спенсер, а также многие современные социологи и историки. Следует согласиться с данным взглядом, несомненно, духовно-нравственный прогресс в общечеловеческом масштабе существует. Важнейшими нравственными категориями являются правдивость и искренность, почитание культурных традиций и семейных ценностей, терпимость и толерантность. Данный факт, несомненно, является положительным и говорит о возможности позитивного взгляда в будущее, вселяя надежду, что современная молодежь в состоянии сформировать правильные духовно-нравственные ценности и передать их следующему поколению, что будет являться признаком духовно-нравственного прогресса. Результаты исследования позволяют сделать нам вывод о том, что последнее время в нашей стране формируется тенденция утраты жизненных ценностей и моральных норм гражданами. Большая часть молодых людей, относят себя к категории духовно-нравственных людей, хотя в то же самое время отвечают, что могут совершить безнравственный поступок. Такое противоречие говорит о неполной осознанности молодых людей. У современной молодежи отсутствует мотивация к соблюдению норм морали и нравственности. Отсутствие духовного воспитания является причиной этого. Для того чтобы воспитать юного гражданина, в первую очередь нужно привить ему духовность. Вопрос формирования духовности у молодежи выходит на первый план как проблема проявления осознанности взрослой жизни для молодого поколения. Данные полученные во время исследования говорят о том, что современная молодежь испытывает дефицит нравственности. Ценности и идеалы современной молодежи не в полной мере отражают канонические понятия духовности и нравственности, но тем не мене их нельзя назвать совершенно безнравственными. Современная молодежь готова к принятию новых более высоких норм и идеалов. Таким институтам регулирования общественной жизни как государство и религия необходимо направить все силы на формирование здорового в духовно-нравственном отношении поколения, которое в свою очередь сможет обеспечить достойное будущее нашей страны. В современных условиях необходимость оценки уголовно-правовых норм с точки зрения их нравственной обоснованности не вызывает сомнений, так как именно нравственные нормы служат для согласования деятельности множества индивидов и такая оценка может показать дальнейшие пути совершенствования норм уголовного права. По справедливому замечанию Т. А. Маниной, «нравственность и уголовное право — это сложные системы, в каждой из которых есть нормативные сферы, которые обладают определенными признаками и выражают общие и специфические свойства, на основе которых складываются определенные общественные отношения». Нормы нравственности и права — обязательные и взаимосвязанные регуляторы социального поведения. Их появление связано с необходимостью обеспечить функционирование общества путем согласования интересов людей и их подчиненности определенным правилам. Нравственность шире понятия права, так как право «выбирает» из общественных отношений те, которые будут закреплены и урегулированы при помощи закона. Применяя категории нравственного и безнравственного к понятию «преступление», можно утверждать, что преступление — это самая крайняя форма безнравственного поведения, ставшего общественно опасным. Несмотря на имеющиеся различия в понятиях «право» и «нравственность», можно утверждать, что на уровне уголовного законодательства в целом нравственность выражается в использовании в качестве юридического критерия допустимости проступков людей, в признании преступлениями того ограниченного круга видов поведения, в борьбе с которым все другие социальные меры, кроме уголовно-правовых, неэффективны. Рассматривая вопросы соотношения права и нравственности применительно к институту наказания в уголовном праве, можно сказать о том, что наказание обусловлено нравственными идеями, являясь необходимым средством закона для обеспечения идеи справедливости, заложенной в принципах уголовного законодательства. Бесспорно, что вынужденное ограничение прав и свобод человека, совершившего преступление, при применении к нему уголовного наказания является нравственным. Вместе с тем нельзя не упомянуть о тенденциях гуманизации уголовного права, которые проявляются, например, в отказе от наказаний, унижающих человеческое достоинство и причиняющих физические и психические страдания. В частности, такой вид наказания, как смертная казнь, противоречащий нравственной направленности наказания, переживает необратимые изменения, постепенно изживая себя. Сложными являются вопросы криминализации и декриминализации некоторых деяний при отсутствии единого мнения о том, нравственно такое деяние или безнравственно. В статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) нравственные основы уголовного права проявляются особенно четко. Примером этому может служить проблема легализации эвтаназии, затрагивающая как правовые аспекты, так и аспекты медицины и этики. С позиции нравственности не может быть воспринята ни одна из форм активной эвтаназии, и лишь в исключительных случаях могут рассматриваться методы пассивной. Цель же медицинской профессии противоречит намеренному прекращению человеческой жизни, даже совершённому из чувства милосердия. Вопрос о введении нормы, устанавливающей более мягкую санкцию, чем за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, обсуждается давно. Легализация эвтаназии недопустима, но может быть рассмотрен вопрос о включении в УК РФ отдельного привилегированного состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за убийство по мотиву сострадания к потерпевшему. Будучи передовым направлением современной медицины, трансплантология и связанные с ней отрасли ставят на повестку дня множество актуальных юридических и этических вопросов. Цели и области применения частей человека на протяжении значительного времени менялись в зависимости от уровня развития науки и техники, а соответственно, и от стоящих в тот или иной исторический период перед обществом задач. Например, в древности органы и ткани человека в основном использовались служителями культа (жрецами, шаманами и т. п.) для проведения различных обрядов и церемоний, которые обычно носили сакральное значение. Позднее использование частей человека приобрело большое значение для ученых естественных наук, изучавших строение, развитие и функционирование человеческого организма. При современном уровне развития медицины органы и ткани требуются в большом объеме для трансплантации. В соответствии с ФЗ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» трансплантация органов и тканей человека служит средством спасения жизни и восстановления здоровья граждан и должна осуществляться на основе соблюдения законодательства РФ и прав человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом, но интересы человека должны стоять в этом вопросе выше интересов общества или науки. С этической стороны вызывают дискуссии вопрос о получении согласия у погибшего ещё при его жизни или у его родственников. С одной стороны, речь идёт о спасении человеческой жизни, а с другой, — нравственно-этические нормы, которые не позволяют не только на уровне моральном, но и на уровне законодательном изъятие человеческих органов у умерших как действие, подпадающее под деяние нормы о запрете надругательства над телами умерших предусмотренного ст. 244 УК РФ. Таким образом, самым значимым в этой области считается вопрос об отсутствии предварительного согласия умершего человека на трансплантацию его органов. С одной стороны, изъятие органов может стать спасением человеческой жизни, с другой стороны, — образует состав такого уголовно-наказуемого деяния, как надругательство над телами умерших. В законодательстве содержатся также определенные ограничения и запреты по отношению к продукции, непосредственно связанной с частями человека. Именно государством обусловлен действующий в РФ запрет на клонирование человека. Как отмечается в преамбуле ФЗ «О временном запрете на клонирование человека», данный запрет вводится «исходя из принципов уважения человека, признания ценности личности, необходимости защиты прав и свобод человека и учитывая недостаточно изученные биологические и социальные последствия клонирования человека. С учетом перспективы использования имеющихся и разрабатываемых технологий клонирования организмов предусматривается возможность продления запрета на клонирование человека или его отмены по мере накопления научных знаний в данной области, определения моральных, социальных и этических норм при использовании технологий клонирования человека». В нашей стране в соответствии с нравственно-этическими нормами существует запрет на клонирование, но уголовная ответственность за нарушение запрета не установлена, хотя зарубежный опыт в этой сфере имеется. Соотношение норм нравственности и уголовно-правовых характеризуется единством в сущности и взаимодействием. Единство не исключает противоречий между уголовным правом и нравственностью по некоторым вопросам, но неоспоримым является необходимость совершенствования уголовного законодательства только на основе норм нравственности.
Свернуть
Описание работы
В современном российском законодательстве сформулированы четкие подходы к защите личных прав авторов. Несмотря на то, что наибольшую практическую значимость с точки зрения защиты прав и интересов авторов имеют гражданско-правовые способы защиты авторских прав, значительное место в системе охраны результатов интеллектуальной деятельности занимает действующее уголовное законодательство России. Наиболее ярко уголовная ответственность за совершение преступлений, связанных с объектами интеллектуальной собственности, проявляется в диспозиции ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее также УК РФ) «Нарушение авторских и смежных прав». Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, является причинение крупного ущерба автору или иному правообладателю, совершение деяния в крупном размере либо в особо крупном размере. Именно размер ущерба является основным признаком, отличающим данное преступление от гражданско-правового деликта или административного правонарушения. Деяния, предусмотренные исследуемой уголовно-правовой нормой, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей. В ст. 146 УК РФ предусмотрены два вида уголовно наказуемых нарушений авторских и смежных прав. Часть 1 названной статьи устанавливает ответственность за присвоение авторства (плагиат), а часть 2 — за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта. Присвоение авторства на результат интеллектуальной деятельности (плагиат) состоит в издании чужого произведения под своим именем либо произведения, в объявлении себя автором чужого произведения, выпуске чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издании под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени. Таким образом, речь идет о нарушении такого личного неимущественного права автора, как право авторства. Согласно ст. 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Плагиат может быть прямым — в этом случае вместо имени автора плагиатор указывает свое собственное имя, и косвенным, когда в качестве автора указывается имя третьего лица, автором не являющегося. Кроме того, поскольку п. 7 ст. 1259 ГК РФ устанавливает возможность распространения авторских и на часть произведения, опубликование под своим именем только части произведения также может рассматриваться как плагиат. Нужно отметить, что меры ответственности, предусмотренные статьей 146 УК РФ, применяются чрезвычайно редко и выполняют фактически сугубо превентивную, то есть предупредительную функцию, в случаях выявления плагиата защита нарушенного права авторства осуществляется преимущественно с помощью норм гражданского права. Более того, даже в тех случаях, когда какое-либо произведение полностью совпадает с произведением, созданным другим автором, дать однозначный ответ о том, что речь идет о плагиате, не всегда возможно. Высказывается мнение о том, что не исключена возможность самостоятельного и независимого создания двумя авторами идентичных произведений. Это утверждение является спорным, невозможно представить, например, создание абсолютно тождественных литературных или художественных произведений. Известно, что проблема совпадения идей у разных авторов существовала всегда, здесь можно привести хрестоматийный пример — конфликт между писателями Иваном Александровичем Гончаровым и Иваном Сергеевичем Тургеневым, когда Гончаров в некоторых образах произведений Тургенева увидел черты, сходные с образами своего романа «Обрыв», концепцию которого изложил в свое время Тургеневу. Однако третейский суд вынес решение, в котором отрицал плагиат со стороны Тургенева, отметив, что произведения Тургенева и Гончарова как возникшие на одной и той же русской почве должны тем самым иметь несколько схожих положений, случайно совпадать в некоторых мыслях и выражениях. Таким образом, суд сделал очень важный вывод о том, что влияние духовной культуры и уже созданных произведений может привести к совпадениям, подражаниям, восприятию и развитию высказанных ранее мыслей и образов. Наконец, споры о наличии плагиата могут возникнуть и при создании так называемого производного произведения — нового творческого самостоятельного произведения на основе ранее созданного, при создании которого известно, что оно будет содержать элементы уже имеющегося произведения. К таким произведениям п. 1 ст. 1260 ГК РФ относит переводы, а также обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и другие подобные произведения. Некоторые юристы предлагают декриминализировать плагиат как таковой, объясняя свою позицию тем, что это деяние не достигает уровня опасности, характерного для преступления, и что для защиты нарушенного права авторства достаточно гражданско-правовых способов. Трудно согласиться с данной точкой зрения, учитывая при этом масштабность данной проблемы и стабильную позицию мирового сообщества, направленную на жесткую борьбу с плагиатом.
Свернуть
Показать еще готовые работы Свернуть Все работы
Не нашли подходящую работу? — Заказывайте!
Вход на сайт
Войти
Данная функция доступна только
для зарегистрированных пользователей
Пожалуйста, авторизуйтесь, или пройдите регистрацию
Войти
Подтвердите ваш e-mail

Для завершения регистрации подтвердите свой e-mail: перейдите по ссылке, высланной вам в письме.

После этого будет создан ваш аккаунт и вы сможете войти на сайт и в личный кабинет.

ОК